Страница 70 из 75 ПерваяПервая ... 68 69 70 71 72 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 691 по 700 из 750
  1. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Один из моих любимых авторов.

    Фотограф Михаил Яковлевич Лещинский, Харьков, ателье "Русская светопись".

    Источник: https://valeriy-golokha.livejournal.com/4138.html там же примеры фотографий.

    Лещинский Михаил Яковлевич (1867-1927)
    Михаил Яковлевич Лещинский родился 20 августа 1867 г. в г. Грайворон Курской губернии в бедной семье отставного солдата, служившего во время царствования императора Николая I. Из-за крайней бедности был вынужден с детских лет работать, чтобы помочь семье. В 1882 г. он поступил в одну из фотографий на станции Лозовая Павлоградского уезда Екатеринославской губернии в качестве ученика. Очень быстро усвоив технические премудрости фотографического дела того времени, он полностью отдался художественной стороне фотографии, изучая произведения, как русских, так и зарубежных художников-живописцев.
    В 1897 г. М. Я. Лещинский открыл в Харькове собственную фотографию «Русская Светопись» на Екатеринославской улице в доме 24 - это было первое в Российской Империи фотографическое ателье для съемки при электрическом освещении. И даже в 1902 г. харьковская пресса отмечала единственный вечерний электрический павильон у Лещинского на Екатеринославской улице.
    В последующие годы, вплоть до 1920–х гг. М.Я. Лещинский несколько раз сменил адрес своего ателье. В 1906-1909 гг. оно располагалось по ул. Сумской, 11, где фотограф арендовал помещение под павильон у доктора М.Д. Гинзбурга. У него же он арендовал в соседнем доме пять комнат, в которых проживал с семьей. Фотографию «Русская светопись» на Сумской, 11 можно увидеть на нескольких дореволюционных почтовых открытках. Очень недолго (1911 г.) существовала его фотография на углу у Харьковского моста. Затем он открыл большой павильон в одном из самых бойких мест в городе - на Сергиевской площади у Лопанского моста. В первый же год работы в павильоне из-за неосторожного обращения с огнем, произошел пожар. Однако, не смотря на это, фотография «Русская Светопись» успешно работала на этом месте вплоть до послереволюционных годов. Так как вид на Лопанский мост и улицу Екатеринославскую пользовался большой популярностью у издателей открыток с видами Харькова, фотосалон Лещинского можно увидеть на многих открытках, изданных в это время.
    Наряду с обычными студийными фотографиями харьковских обывателей М.Я Лещинский выпустил большое количество фотооткрыток с портретами харьковских актеров. Именно благодаря его мастерству, мы сейчас можем увидеть сцены из спектаклей Харьковского городского театра Н.Н. Синельникова, Харьковской оперы и многих других. Выпущенные на простой открыточной фотобумаге, на адресной стороне которой ставился маленький оттиск резинового штемпеля.
    Паспарту до 1910 года:




    М.Я. Лещинский был участником и призером множества фотографических выставок и конкурсов. В 1903 г. он был удостоен золотой медали и денежной премии на Международной выставке в Лондоне. В том же году получена золотая медаль на Международной выставке в Риме, медали на Витебской фотовыставке и Международной выставке в Москве, на которой «требовались произведения, представляющие исключительно художественный интерес, по выбору сюжета, его освещению и способу передачи».
    В 1904 г. Михаил Яковлевич закончил Мюнхенскую фотографическую школу.
    Как фотограф-профессионал Лещинский принимал участие в работе жюри фотовыставки Харьковского отделения Императорского Российского Технического Общества 20 октября – 1 ноября 1909 г. и состоял членом экспертной комиссии 2-ой фотовыставки того же Харьковского отделения в 1912 году. В 1911 г. журнал фирмы «Кодак» «Профессионал – фотограф» публикует шесть фотографий М. Я. Лещинского, а в 1916 году – восемь. Журнал писал: «вполне можно сказать про фотографа г-на Лещинского, известного как одного из самых лучших фотографов на всем юге России». Публиковал фотограф свои работы, посвященные харьковскому театру и в театральных журналах. В частности, в столичном журнале «Театр и искусство» №2 за 1911 г., воспроизведены две фотооткрытки со сценами из спектакля «Поле брани» в постановке Харьковского городского театра.
    Имел М. Я. Лещинский и другие заслуги перед Отечеством, так как кроме предпринимательской деятельности служил на государственной службе как фотограф при местах заключения. В 1910 г. за ревностное отношение к исполнению принятых на себя обязанностей фотограф награжден Высочайшей наградой – серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте
    После революции, фотограф продолжал работать в Харькове. Видимо, благодаря своему происхождению, ему удалось договориться с новой властью, и в начале 1920-х годов он организует фотографию при Украинском ЦИК уже под названием «Красная Светопись». «Красная Светопись» расположилась в самом центре Харькова на площади Тевелева в здании гостиницы «Красная» (бывшая «Метрополь»). В годы НЭПа Лещинский продолжал выпускать открытки с фотографиями артистов, проставляя сзади штемпель с указанием на «Красную Светопись». В эти годы фотограф много снимал виды Харькова. Некоторые из этих снимков публиковались в харьковском журнале «Всесвіт» и даже в новом московском журнале «Огонек».
    5 октября 1927 г. фотограф Михаил Яковлевич Лещинский скончался в Харькове.

    (текст взят из статьи Аркадия Хильковского "Михаил Яковлевич Лещинский")



    Фотография из моей коллекции датируется 1912-1917 годами.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #691
    Ответить Ответить

  2. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  3. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Михаил Яковлевич Лещинский. Продолжение

    Источник: http://otkudarodom.ua/ru/leshchinskiy-mihail-yakovlevich



    Михаил Яковлевич Лещинский

    (20.08.1867 – 5.10.1927)

    Михаил Яковлевич Лещинский родился 20 августа 1867 г. в маленьком городке Грайворон Курской губернии в бедной семье отставного солдата, служившего во время царствования императора Николая I. С детских лет, не смотря на большие способности и тягу к знаниям, будущий фотограф был вынужден идти на заработки, что бы помочь семье. Уже в юности он довольно долго проработал в различных кустарных мастерских, и, выделяя часть средств на приобретение книг, одновременно занимался самообразованием. По счастливому стечению обстоятельств 1889 г., 22-х лет отроду он поступил в одну из фотографий на станции Лозовая Павлоградского уезда Екатеринославской губернии в качестве ученика. Именно здесь, в Лозовой, М. Лещинский понял, что он нашел то дело, в котором он может сполна проявить свои способности и свое художественное дарование. Очень быстро усвоив технические премудрости фотографического дела того времени, он полностью отдался художественной стороне фотографии, изучая произведения, как русских, так и зарубежных художников-живописцев.

    Уже в 1897 г. М. Я. Лещинский открыл в Харькове собственную фотографию «Русская Светопись» на Екатеринославской улице в доме 24. Это, на первый взгляд, незаметное событие, оставило большой след в истории отечественной фотографии – харьковский фотограф М.Я. Лещинский открыл первое в Российской Империи фотографическое ателье для съемки при электрическом освещении. И даже в 1902 г. харьковская пресса отмечала единственный вечерний электрический павильон у Лещинского на Екатеринославской улице.[1] В последующие годы, вплоть до 1920–х гг. М.Я. Лещинский несколько раз сменил адрес своего ателье. В 1906-1909 гг. оно располагалось по ул. Сумской, 11, где фотограф арендовал помещение под павильон у доктора М.Д. Гинзбурга. У него же он арендовал в соседнем доме пять комнат, в которых проживал с семьей. Фотографию «Русская светопись» на Сумской, 11 можно увидеть на нескольких дореволюционных почтовых открытках. Например, в издании Кноппинга и «К.П.». Очень недолго (1911 г.) существовала его фотография на углу у Харьковского моста. Затем он открыл большой павильон в одном из самых бойких мест в городе - на Сергиевской площади у Лопанского моста. В первый же год работы в павильоне из-за неосторожного обращения с огнем, произошел пожар.[2] Однако, не смотря на это, фотография «Русская Светопись» успешно работала на этом месте вплоть до послереволюционных годов. Так как вид на Лопанский мост и улицу Екатеринославскую пользовался большой популярностью у издателей открыток с видами Харькова, фотосалон Лещинского можно увидеть на многих открытках, изданных в это время.



    Все приезжавшие в Харьков артистические знаменитости из обеих столиц снимались, как правило, в первоклассных фотографиях А. Федецкого, А. Иваницкого и «Скасси и Ко». Звезды харьковской сцены предпочитали чуть более демократичное, но не менее престижное фотографическое заведение «Русская Светопись» фотографа-художника Михаила Лещинского. Именно благодаря его мастерству, мы сейчас можем увидеть сцены из спектаклей Харьковского городского театра Н.Н. Синельникова, Харьковской оперы и многих других. Наряду с обычными студийными фотографиями харьковских обывателей М.Я Лещинский выпустил большое количество фотооткрыток с портретами харьковских актеров. Это портреты В.М. Петипа, Е. Полевицкой и многих других. Выпущенные на простой открыточной фотобумаге, на адресной стороне которой ставился маленький оттиск резинового штемпеля, эти открытки пользовались большим успехом у заядлых харьковских театралов и собирателей открыток. Это было время, когда зародилась традиция – собирать портреты любимых актеров, сохранившаяся до наших дней.

    М.Я. Лещинский был участником и призером множества фотографических выставок и конкурсов. В 1903 г. он был удостоен золотой медали и довольно большой (22 ф. с.) денежной премии на Международной выставке в Лондоне, проходившей в Хрустальном дворце. В том же году получена золотая медаль на Международной выставке в Риме, медали на Витебской фотовыставке и Международной выставке в Москве, на которой «требовались произведения, представляющие исключительно художественный интерес, по выбору сюжета, его освещению и способу передачи».[3] Но эти успехи не остановили М.Я. Лещинского в развитии своих творческих сил и своего образования: он поступил в Мюнхенскую фотографическую школу, курс которой закончил в 1904 году. С этих пор он регулярно посещал страны Западной Европы с целью совершенствования своего фотографического мастерства. Как фотограф – профессионал Лещинский принимал участие в работе жюри фотовыставки Харьковского отделения Императорского Российского Технического Общества 20 октября – 1 ноября 1909 г. и состоял членом экспертной комиссии 2-ой фотовыставки того же Харьковского отделения в 1912 году.[4] В 1911 г. журнал фирмы «Кодак» «Профессионал – фотограф» публикует шесть фотографий М. Я. Лещинского, а в 1916 году – восемь. Журнал писал: «вполне можно сказать про фотографа г-на Лещинского, известного как одного из самых лучших фотографов на всем юге России». Публиковал фотограф свои работы, посвященные харьковскому театру и в театральных журналах. В частности, в столичном журнале «Театр и искусство» №2 за 1911 г., воспроизведены две фотооткрытки со сценами из спектакля «Поле брани» в постановке Харьковского городского театра.

    Исключительный интерес представляет оформление паспарту, на которые Лещинский наклеивал свои фотографии. С полной уверенностью можно сказать, что у него были одни из самых красивых паспарту в городе Харькове. И если в то время, когда его мастерская находилась на Екатеринославской, 24 он широко использовал в их оформлении герб Харькова, то после открытия фотографии на Сумской, 11 у «Русской Светописи» появились необычайно красивые паспарту. На них мы можем увидеть и герб Российской Империи, и вид на сам фотографический салон, и на дом, где проживал фотограф, и весь комплект наград, полученный им к этому времени на выставках. Любопытны и рекламные надписи, имеющиеся на паспарту. После открытия мастерской у Лопанского моста вид паспарту остался прежним, только исчезло изображение дома на Сумской улице. Имел М. Я. Лещинский и другие заслуги перед Отечеством, так как кроме предпринимательской деятельности служил на государственной службе как фотограф при местах заключения. В 1910 г. за ревностное отношение к исполнению принятых на себя обязанностей фотограф награжден Высочайшей наградой – серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте.[5] Во время революции 1917 г. и Гражданской войны М. Я. Лещинский продолжал работать в Харькове. Известны фотооткрытки со сценами из спектаклей «Дядя Ваня» и «Вишневый сад» по пьесам А. П. Чехова, выпущенные летом 1919 г. во время гастролей в Харькове, так называемой, Качаловской труппы актеров Московского Художественного театра.

    Видимо благодаря своему происхождению М.Я. Лещинскому удалось договориться с новой властью, и в начале 1920-х годов он организует фотографию при Украинском ЦИК уже под названием «Красная Светопись». Можно предположить, что это была такая форма национализации собственной фотографии Лещинского, при которой ему удалось сохранить свою жизнь и любимое дело. «Красная Светопись» расположилась в самом центре Харькова на площади Тевелева в здании гостиницы «Красная» (бывшая «Метрополь»). Ее мы так же сможем обнаружить на различных открытках с видами первой столицы Советской Украины, выпущенных в середине 20-ых годов. В годы НЭПа Лещинский продолжал выпускать открытки с фотографиями артистов, проставляя сзади штемпель с указанием на «Красную Светопись». В эти годы фотограф много снимал виды Харькова. Некоторые из этих снимков публиковались в харьковском журнале «Всесвіт» и даже в новом московском журнале «Огонек». 5 октября 1927 г. фотограф Михаил Яковлевич Лещинский скончался в Харькове.[6]

    [1] Газета «Харьковские Губернские ведомости» от 17 октября 1902 г.

    [2] Газета «Утро» от 12 декабря 1914 г.

    [3] Газета «Харьковские Губернские ведомости» от 24 марта 1903 г.

    [4] Журнал «Фотографические новости» 1912 г. № 4, Стр. 70

    [5] Газета «Харьковские Губернские ведомости» от 30 мая 1910 г.

    [6] Некролог. Фотограф М. Я. Лещинский. Журнал «Фотограф», М:, 1928 г., № 3-4, стр. 127
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #692
    Ответить Ответить

  4. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  5. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Фотограф Любомирский Эли Давидович (Илья Давыдович), город Глухов, Черниговской губернии.

    ЛЮБОМИРСКИЙ Эли Давидович [И. Д.]. Глухов, Черниговской губ., с. д. / Киево-Московская ул., д. Радченко. Владелец (арендатор) фотографии (ВР-901, СКВР-912).

    Сначала подмастерьем, а затем мастером и совладельцем фотостудии А.П.Шапорина работал Илья Давидович Любомирский. Позже он выкупил мастерскую у потомков и всю свою жизнь занимался фото делом: «22-го июня 1900 г. Г. Начальником Черниговской губернии разрешено мещанину н. Макарова Киевской губернии Элье Давыдову Любомирскому приобрести в собственность и содержать под личной ответственностью фотографическое заведение Шапорина в Глухове»
    По воспоминаниям старожилов он был непревзойденным мастером. Фотоснимки Любомирского выполнены в разное время и в разном формате. Среди них есть открытки, портреты, семейные альбомы, городские пейзажи. Изучая творческое наследие мастера, можно воспроизвести много утраченных страниц исторического прошлого Глухова.

    В 1909 г. Любомирский принимал участие во Всероссийских выставках и был награжден серебряной медалью и золотой медалью «За трудолюбие и искусство». Позже он открыл свое отделение и в Середино-Буде.

    И.Д. Любомирский вложил много мастерства в фотофиксацию жизни города, портреты и характеры его жителей. Надпись на каждом снимке «негатив сохраняется» говорит об уважении не только к своему делу, но и к субъектам и объектам фотографии. Ателье Любомирского, открытое для лиц любого общественного положения пользовалось большой популярностью у глуховчан. Оно просуществовало до 1917 г., а позже, после отмены нэпа, здесь разместили государственную фотографию, созданную объединением частных фотосалонов И. Любомирского, И. Соркина, И. Раскина. Последний и возглавил держфото, а Илья Давидович продолжал работать фотографом. В 1931 г. к фотоделу присоединились Михаил Гендлин, Леонид Борисов, Леонид Мнушкін, Алексей Гавриленко. Они стали продолжателями дела старого одаренного
    мастера.
    М.Я. Гендлин так вспоминал о своем учителя: «Была то очень порядочный, добрый человек
    с естественной юмиринкою»
    В мае 1941 г. И.Д. Любомирского внезапно парализовало, поэтому он остался в оккупированном Глухове и вместе с женой Анной Соломоновною мужественно принял смерть. Их расстреляли в урочище Борок в октябре 1941 г.
    По фотографиям И.Д. Любомирского различных лет, хранящиеся в фондах Глуховского краеведческого музея, можно на фоне общих тенденций 1897-1915 гг. выяснить особенности развития региональной фотодела. Коллекция насчитывает около 30-ти единиц хранения. Самая старая фотография датируется 1896 г., когда фотоателье принадлежало А.П. Шапорину, а И.Д. Любомирский был арендатором. Официально он стал собственником только после 1900г. Одна из поздних фотографий датируется 1927-1928 гг. Став собственником, он изменил логотип, внешний дизайн фото и литографическую мастерскую (до 1909 г. литографии для паспарту изготавливались в мастерских Покарного в Одессе). В дальнейшем он еще раз изменил свое клеймо, а литографии для паспарту стал заказывать на фабрике бристольского картона и фотографических бланков «Табольт» в г. Свободно, что принадлежала И.К. Клембацкому. Изменение внешнего дизайна, литографических мастерских, логотипа были призванные изменением в статусе самого фотомастера. Участие в выставках, награждения золотой медалью «За трудолюбие и искусство» и серебряной медалью характеризовало его мастерство, возвышало его фотоработы до нового уровня.

    (Перевод с украинского).

    Сіверщина в історії України, випуск 8, 2015
    О.В .Онопрієнко
    ІСТОРІЯ ГЛУХІВСЬКОЇ ФОТОГРАФІЇ КІНЦЯ ХІХ – ПОЧАТКУ ХХ СТ.


    Фотография из моей коллекции. Начало ХХ века, до 1909 года.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #693
    Ответить Ответить

  6. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  7. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Фотограф Вареник Иван Григорьевич, Орёл.
    Фотография из моей коллекции. Начало ХХ века.


    Источник: http://elfolio.blogspot.com/2015/10/blog-post_4.html

    В начале XX века фотография Вареника и Владимирова размещалась на лучшей центральной улице Орла — Болховской, угол Георгиевского переулка в доме Мартынова. Фотография имела в городе особую репутацию: именно здесь снимались на память» высокие гости, посещавшие Орел. Качество продукции оставляло у них самое лучшее впечатление, и это отражалось в наградах и благодарностях фотографам от представителей царской фамилии. Знаки ее признательности с каждым годом увеличивались и неукоснительно перечислялись на обратной стороне фотокарточек. Уже в 1900 году на них, в частности, значится, что Вареник и Владимиров были «удостоены Высочайшей награды Е. И. В. Великого князя Сергея Александровича».

    Появление Великого князя в городе было закономерным: в Дмитровском уезде Орловской губернии находилось его имение Долбенкино, которое он изредка навещал. К награде Сергея Александровича вскоре добавляется имя его супруги Елизаветы Федоровны. Княгиня была августейшим шефом расквартированного в Орле 51-го драгунского Черниговского полка, ставшего затем 17-м гусарским Черниговским «Ея Императорского Высочества великой княгини Елисаветы Федоровны» полком, и навещала своих подшефных. «Наша мать — сестра царицы», — пелось о ней в полковой песне. Сергей Александрович иногда сопровождал супругу в ее визитах в Орел.
    В 1902 году фотография Вареника переезжает в дом Левакова на Болховской; к ее предыдущим наградам и благодарностям тогда же добавляются новые: «Их Императорских Высочеств Государя Наследника и Великого Князя Михаила Александровича и В. К. Константина Константиновича». (О Михаиле Романове скажем отдельно. Великий же князь Константин, известный поэт «К.Р.», как начальник ГУВУЗ — Главного Управления военных учебных заведений Российской империи — инспектировал Орловский Бахтина кадетский корпус).

    В 1907 году И. Г. Вареник владеет фотомастерской один. Оборотная сторона его карточек содержит информацию о совершенном процветании его своеобразного предприятия: в 1904 году оно получает свою самую престижную награду — благодарность «Его Императорского Величества Государя Императора Николая II». 6 мая 1904 года, в день своего рождения, Николай II встречался в Орле с отправлявшимися на русско-японскую войну солдатами 17-го гусарского Черниговского и 142-го Можайского полков. Тогда же Вареник получает награду и благодарность от «Его Императорского Высочества князя Михаила Александровича» и повторную от «Его Императорского Высочества Князя Сергея Александровича», причем в левом нижнем углу фотографической карточки упоминается о драгоценном подарке, который был получен от Сергея Александровича еще в 1898 году. В том же 1904 году фотография Вареника завоевывает золотую медаль в Париже, а затем и в Лондоне. Доходы заведения и его популярность растут, и вот уже помимо Орла Вареник открывает свой филиал в Калуге на Садовой улице в доме Абросимова.

    Качество фотографий Вареника не вызывало сомнений у современников. Когда в 1899 году в Санкт-Петербурге готовилась к выходу книга Ж. Мурье «Тургенев в Спасском», сделать фотографии семейных портретов тургеневского дома для нее поручили Варенику и Владимирову. Сложность подобного заказа в условиях того времени была очевидна, но портреты вполне получились и были опубликованы в книге Мурье.

    Милостям царского разряда помимо своих профессиональных достоинств, отмеченных парижской и лондонской медалями, Вареник во многом был обязан пребыванию в городе высоких особ, причем одна из этих особ с 1909 по 1911 год проживала в Орле на Борисоглебской улице (совр. Салтыкова-Щедрина) в так называемом «доме со львами».
    Речь идет о брате Николая II Михаиле Александровиче Романове и непростых обстоятельствах его биографии. В 1909 году он стал командующим 17-м гусарским Черниговским полком. Фактически Михаил был удален в Орел из-за своего брака с Натальей Вульферт (урожденной Шереметьевской). До 1904 года, то есть до рождения наследника Алексея, Михаил Романов считался цесаревичем, то есть был в государстве фигурой № 1 после Николая II. Люди его ранга могли выбирать себе партию только из равных по титулу. Но сердце Михаила отказывалось любить даже самых достойных из немецких принцесс. К ужасу Высочайшего двора Великий Князь влюбился в жену своего сослуживца Вульферта и сделал ей предложение. Эта новость была воспринята в высоких кругах как не имевший аналогов случай и скандал, который усугублялся еще и тем, что для невесты новый брак был третьим: первый раз она выходила замуж за Мамонтова.
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #694
    Ответить Ответить

  8. Сказали спасибо: Паркер и Ясмина
  9. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Фотограф Вареник Иван Григорьевич, Орёл.

    Источник: http://elfolio.blogspot.com/2015/10/blog-post_4.html

    В начале XX века фотография Вареника и Владимирова размещалась на лучшей центральной улице Орла — Болховской, угол Георгиевского переулка в доме Мартынова. Фотография имела в городе особую репутацию: именно здесь снимались на память» высокие гости, посещавшие Орел. Качество продукции оставляло у них самое лучшее впечатление, и это отражалось в наградах и благодарностях фотографам от представителей царской фамилии. Знаки ее признательности с каждым годом увеличивались и неукоснительно перечислялись на обратной стороне фотокарточек. Уже в 1900 году на них, в частности, значится, что Вареник и Владимиров были «удостоены Высочайшей награды Е. И. В. Великого князя Сергея Александровича».

    Появление Великого князя в городе было закономерным: в Дмитровском уезде Орловской губернии находилось его имение Долбенкино, которое он изредка навещал. К награде Сергея Александровича вскоре добавляется имя его супруги Елизаветы Федоровны. Княгиня была августейшим шефом расквартированного в Орле 51-го драгунского Черниговского полка, ставшего затем 17-м гусарским Черниговским «Ея Императорского Высочества великой княгини Елисаветы Федоровны» полком, и навещала своих подшефных. «Наша мать — сестра царицы», — пелось о ней в полковой песне. Сергей Александрович иногда сопровождал супругу в ее визитах в Орел.
    В 1902 году фотография Вареника переезжает в дом Левакова на Болховской; к ее предыдущим наградам и благодарностям тогда же добавляются новые: «Их Императорских Высочеств Государя Наследника и Великого Князя Михаила Александровича и В. К. Константина Константиновича». (О Михаиле Романове скажем отдельно. Великий же князь Константин, известный поэт «К.Р.», как начальник ГУВУЗ — Главного Управления военных учебных заведений Российской империи — инспектировал Орловский Бахтина кадетский корпус).

    В 1907 году И. Г. Вареник владеет фотомастерской один. Оборотная сторона его карточек содержит информацию о совершенном процветании его своеобразного предприятия: в 1904 году оно получает свою самую престижную награду — благодарность «Его Императорского Величества Государя Императора Николая II». 6 мая 1904 года, в день своего рождения, Николай II встречался в Орле с отправлявшимися на русско-японскую войну солдатами 17-го гусарского Черниговского и 142-го Можайского полков. Тогда же Вареник получает награду и благодарность от «Его Императорского Высочества князя Михаила Александровича» и повторную от «Его Императорского Высочества Князя Сергея Александровича», причем в левом нижнем углу фотографической карточки упоминается о драгоценном подарке, который был получен от Сергея Александровича еще в 1898 году. В том же 1904 году фотография Вареника завоевывает золотую медаль в Париже, а затем и в Лондоне. Доходы заведения и его популярность растут, и вот уже помимо Орла Вареник открывает свой филиал в Калуге на Садовой улице в доме Абросимова.

    Качество фотографий Вареника не вызывало сомнений у современников. Когда в 1899 году в Санкт-Петербурге готовилась к выходу книга Ж. Мурье «Тургенев в Спасском», сделать фотографии семейных портретов тургеневского дома для нее поручили Варенику и Владимирову. Сложность подобного заказа в условиях того времени была очевидна, но портреты вполне получились и были опубликованы в книге Мурье.

    Милостям царского разряда помимо своих профессиональных достоинств, отмеченных парижской и лондонской медалями, Вареник во многом был обязан пребыванию в городе высоких особ, причем одна из этих особ с 1909 по 1911 год проживала в Орле на Борисоглебской улице (совр. Салтыкова-Щедрина) в так называемом «доме со львами».
    Речь идет о брате Николая II Михаиле Александровиче Романове и непростых обстоятельствах его биографии. В 1909 году он стал командующим 17-м гусарским Черниговским полком. Фактически Михаил был удален в Орел из-за своего брака с Натальей Вульферт (урожденной Шереметьевской). До 1904 года, то есть до рождения наследника Алексея, Михаил Романов считался цесаревичем, то есть был в государстве фигурой № 1 после Николая II. Люди его ранга могли выбирать себе партию только из равных по титулу. Но сердце Михаила отказывалось любить даже самых достойных из немецких принцесс. К ужасу Высочайшего двора Великий Князь влюбился в жену своего сослуживца Вульферта и сделал ей предложение. Эта новость была воспринята в высоких кругах как не имевший аналогов случай и скандал, который усугублялся еще и тем, что для невесты новый брак был третьим: первый раз она выходила замуж за Мамонтова.

    Фотография из моей коллекции. Начало ХХ века.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #695
    Ответить Ответить

  10. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  11. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Фотограф Ольга Фёдоровна Енкен, Тамбов.

    Источники:
    http://www.ustinof.ru/sto-let-pervoj-fotovystavke-v-tambove/
    https://marina-klimkova.livejournal.com/392094.html

    Одним из старейших в Тамбове фотографов был В.П. Николаев, который получил разрешение открыть фотоателье в доме действительного студента К.А. Енкена. По завещанию фотомастерская перешла во владение жены Николаева, которая, в свою очередь, передала её Ольге Фёдоровне Енкен. Это ателье действовало с 1894 года до начала 1980-х, когда было снесено в связи с постройкой здания за рестораном «Центральным»[1] и начавшегося строительства помещения для нового обкома партии[2]. Таким образом, практически сто лет в доме со стеклянной галереей, принадлежавшем семье Енкен, работала лучшая в городе фотомастерская.

    Фамилия Енкен имеет шведское происхождение. Предок этой семьи был взят в плен во время шведской войны, которую вёл Петр I, и остался в России, а один из его потомков поселился в Тамбове.

    Историю семьи Енкен рассказала внучка Сергея Карловича Енкена – Ирина Олеговна Саранча (урождённая Шмарова). Она родилась в Тамбове в 1928 году и хорошо помнит город довоенного времени. Архив фотопластинок Енкена тогда хранился на чердаке дома, и Ирина Олеговна, когда была девочкой, с интересом рассматривала их. Во время Великой Отечественной войны несколько ящиков с фотопластинками пришлось отмыть в горячей воде от желатинового слоя, и Сергей Карлович отвозил их в теплицы на Новую Ляду, где обменивал на зерно и муку для своей семьи.

    Дед Ирины Олеговны, Карл Енкен, умер рано, и его жена Ольга Фёдоровна одна воспитывала трёх сыновей – Сергея, Фёдора, и ещё одного, имя которого не сохранилось. Сергей Карлович Енкен (1876–1962) стал известным тамбовским фотографом.

    С самого раннего детства Сергей Карлович был связан с фотографией, ведь на первом этаже его дома располагалось лучшее в городе фотографическое ателье – в самом центре города, на лучшей улице Дворянской, в красивом особняке со стеклянным павильоном. Все дворяне и богатые купцы здесь фотографировались. Фотографический архив, хранившийся до последних дней существования мастерской (начало 1980-х годов), содержал уникальные стеклянные фотопластинки с портретами генералов с саблями, офицеров, дам в кринолинах и шляпах.

    С детских лет Сергей Карлович играл фотографическими аппаратами и видел, как снимают работавшие у них в ателье фотографы, но в начале жизни он не пошёл по «фотографической линии». После окончания Тамбовского реального училища он организовал небольшое производство безалкогольных напитков. Его заводик располагался на территории большой усадьбы, принадлежавшей семье Енкен и продолжавшейся от улицы Дворянской (ныне Интернациональная) до Араповской (М. Горького). Здесь был большой фруктовый сад и пчелиная пасека, в которой работал пчеловод, приносивший к завтраку для большой семьи мёд в сотах. За домом по улице Дворянской располагалось три флигеля, в одном из которых и было организовано производство фруктовых вод. На заводе работало около 20 рабочих, которые жили рядом в двух флигелях.

    Отношения хозяев с рабочими были хорошими, дружескими, почти семейными. Зарплату платили достойную. Питались все вместе за одним столом, за которым порой собиралось до 30 человек. К каждому празднику, помимо заработной платы, хозяева дарили всем работникам подарки – кому сапоги, кому шляпу, кому бутылку вина. Бедным девушкам готовили к свадьбе приданое. В те годы, по сложившейся традиции, в богатых семьях хозяйка носила платья недолго, после чего дарила их девушкам-работницам, которые всегда были хорошо одеты. По выходным дням и праздникам хозяева и рабочие вместе семьями плавали на лодках по Цне – отдыхать на остров Эльдорадо. Одним словом, жили и работали вместе и хозяева, и рабочие. Это был в прямом смысле слова большой «семейный бизнес».

    Для изучения производства фруктовых вод Сергей Карлович ездил в Москву и в Италию. Безалкогольные напитки производились в те годы только на основе натуральных сиропов и ягодных концентратов, хранившихся в больших бутылках в подвалах дома Енкен. Фрукты и ягоды в больших количествах закупались в Тамбовской губернии. Это небольшое производство процветало и приносило хороший доход. И фотография тоже. Семья жила в достатке.

    Первой женой Сергея Карловича была Любовь Алексеевна Знобищева. Она рано умерла от крупозного воспаления лёгких, и Сергей Карлович женился на её сестре Софье Алексеевне – вдове с двумя девочками на руках. Своих детей у Сергея Карловича не было, и он воспитывал падчериц как родных дочерей. Одна из них, Клавдия Степановна Степанова (1908–1973), – мать Ирины Олеговны Шмаровой. В семейном архиве сохранилось несколько фотографий начала 1920-х годов с видами двора их большого дома, с флигелями и фруктовым садом.

    После революции фотография и завод фруктовых вод были национализированы. Семья Енкен переехала жить в один из флигелей во дворе дома. Сергей Карлович стал работать фотографом в своём бывшем семейном ателье, проработав там практически до самой смерти в 1962 году. Он прожил долгую жизнь – 86 лет, половину из которых пришлись на дореволюционные годы. Конечно, в 45 лет начинать новую жизнь, осваивать новую работу было не просто, но фотография для Сергея Карловича была родным, семейным занятием. С детских лет он с братьями «нюхал» запахи фотографической химии, знал, как работает фотограф, поэтому всё у него получалось отлично. Софья Алексеевна тоже работала в фотоателье – копировщицей и ретушёром.

    «Фотография № 2» (так стало называться фотоателье Енкен) было лучшим фотографическим заведением советского времени в нашем городе. Сравниться с ним могла лишь «Фотография № 1», где работал Семён Александрович Хабибуллин – знаменитый фотограф-портретист, приехавший в Тамбов из города Сочи, после того, как его семья была репрессирована и некоторое время жила на поселении в Сибири. На большой групповой фотографии 1930-х годов они сидят рядом – Сергей Енкен и Семён Хабибуллин. Конечно, между этими двумя мастерами существовало негласное соревнование – кто лучший портретист в городе.
    Нам довелось видеть много портретов Хабибуллина и Енкена. Трудно решить, кто из них лучше снимал. Все их фотографические работы тех лет – шедевры. Сейчас такие фотографии в нашем городе никто не делает. Не было тогда никакой так называемой «халтуры». Фотографы работали в традициях лучших дореволюционных русских фотомастеров: старались «раскрыть» образ человека, проникнуть в его душевное состояние и передать в фотографическом изображении. У каждого фотографа была своя «метóда» – как снимать, как разговаривать с портретируемым. Были и свои профессиональные секреты. Сейчас все эти навыки и методы утрачены, поэтому, когда человек идёт получать свою фотокарточку, он порой не может на ней себя узнать.

    В 1920-е годы в «Фотографии № 2» вместе с Сергеем Карловичем работал молодой фотограф Иван (молодёжь уважительно звала его Иваном Матвеевичем). В семью Енкен он попал ещё до революции, мальчиком-сиротой. (Так часто поступали в богатых семьях – брали на содержание и воспитание бедных сирот.) Со временем Иван стал хорошим фотографом-портретистом и был известен в городе не только как мастер своего дела, но и большой щёголь. Он имел небольшой рост, поэтому носил тёмно-бордовые сапоги на высоких каблуках. Был он завзятым сердцеедом и о его «похождениях» ходили легенды.

    Иван Матвеевич умер рано, в 28 лет, – простудился, заболел воспалением лёгких, которое перешло в скоротечную чахотку. На одной из семейных фотографий он запечатлён играющим с собакой во дворе дома, который располагался на Дворянской улице. На нём – знаменитые бордовые сапоги на каблуках, а сзади, на скамье, сидят слева направо: Вера Степановна, Клавдия Степановна (с кошкой), Любовь Алексеевна (жена Сергея Карловича) и старый садовник. Фотографировал Сергей Карлович Енкен в 1924 году.


    Вид от фотоателье С.К. Енкена на Стефановскую церковь

    ***
    Продолжение следует.
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #696
    Ответить Ответить

  12. Сказали спасибо: Паркер и Ясмина
  13. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Фотограф Ольга Фёдоровна Енкен, Тамбов. Окончание.

    Источники:
    http://www.ustinof.ru/sto-let-pervoj-fotovystavke-v-tambove/
    https://marina-klimkova.livejournal.com/392094.html

    В 1881 г. тамбовский крестьянин В. Николаев получил право на открытие фотомастерской. Располагалось его ателье в доме К.А. Енкен. В дальнейшем ателье перешло в собственность хозяев здания. Ольга Федоровна Енкен успешно развивала свое предприятие, и со временем фотосалон Енкен стал самым знаменитым в нашем городе. Особняк, построенный в 1876 г. и оборудованный под фотостудию, в этом качестве сохранился до 1980-х гг. и был снесен в результате строительства здания Администрации Тамбовской области. При сносе здания фотоархив, формировавшийся с 1881 г. бесследно исчез. До сих пор судьба уникального исторического материала того времени неизвестна. По слухам, архив попал к одному тамбовскому коллекционеру.

    Труд фотографа в те годы считался высококвалифицированным и хорошо оплачивался. Стоимость фотографий была довольно высока. Например, фотография размером 9 × 12 см стоила почти как чайная серебряная ложка. Фотоснимки отличались высоким техническим и художественным качеством. В фотографическом процессе широко применялись соли золота, платины, редких металлов. В тонировании использовались цианиды и урановые растворители, ртутные компоненты. Все это свободно продавалось в аптеках и фотографических магазинах. Фотографические товары были в основном импортного производства. Лучшим магазином, торговавшим и фото принадлежностями, был торговый дом купца М.Л. Шоршорова.

    Любительской фотографией в конце XIX – начале ХХ века занимались люди образованные, творческие: врачи, адвокаты, художники, дворяне, аптекари. Их было мало, так как увлечение являлось недешевым (хороший фотоаппарат, например, стоил 100 – 250 р., а, например, корова — 5 р.), но эти люди оставили о себе прекрасную память в виде фотоснимков, фотографических открыток с видами Тамбова и других городов.

    Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год.
    Ведомость о (типографиях, литографиях, фотографиях (и т.п. заведениях) в Тамбовской губернии
    (где, кому принадлежит (когда разрешено открытие заведения)

    по гор. Тамбову
    Почетному гражданину Хрисанфу Даниловичу Бровкину (1880)
    Крестьянину дер. Низова, Рязанской губернии, Егорьевского уезда, Илье Епифановичу Епифанову (1901)
    Дворянке Ольге Федоровне Енкен (1899)
    Моршанскому мещанину Тимофею Васильевичу Цаплину (1896)

    В марте 1906 года было создано Тамбовское фотографическое общество. Прошение о его основании на имя губернатора подали известные в то время тамбовские фотомастера.

    Энтузиасты поставили перед собой задачу распространять художественные, научные и технические познания, относящиеся к фотографии. Они собирались облегчить занятия светописью не только своим членам, но и всем, кто заинтересуется этим новым жанром изобразительного искусства.

    А уже через год тамбовские фотографы занялись подготовкой к первой выставке. И уже в январе 1910 было принято решение о проведении первой фотографической выставки, которая с успехом прошла в залах Нарышкинской читальни (ныне областная картинная галерея).

    Тамбовские фотографы до 1917 г.
    А.В. Тэпфер, похвальный лист в 1908 г. в киеве, серебряная медаль в 1908 г. в Ростове-на-Дону, серебряная медаль в 1903 г. в Москве, бронзовая медаль в Москве в 1902 г., золотая медаль в Тамбове в 1908 г.
    К. Трофимов, на Дубовой ул. между Долевыми
    В.П. Николаев, в доме Енкена на Дворянской ул.
    Цаплин и сын, член Парижской национальной академии, лестный отзыв С.-Пб. выставки 1891 г., высочайшие благодарности ее императорского величества государыни императрицы 1884 г., похвальный отзыв за Московские выставки 1892 г.
    Х. Бровкин, на Большой ул.
    И. Епифанов на Большой ул. дом Устинова
    О.Ф. Енкен на Дворянской ул. в собств. доме. Почетный диплом Тамбовского фотографического общества 1911 г.

    В середине 1920-х гг. тамбовских фотографов взяла под свой контроль местная ВЧК. Было организовано Тамбовское научно-фотографическое общество, руководителем которого был работник «органов» Спиан.

    Вот выдержка из популярного в те годы издания «Календарь-справочник фотографа на 1931 год» под реакцией В.П. Микулина:

    «В крупнейших городах СССР имеются и по сие время около 20 фотографических обществ, существовавших большей частью и до революции и имеющих свои уставы, возобновленные после окончания периода гражданской войны. Фотографические общества существуют в Москве, Ленинграде, Одессе, Харькове, Воронеже, Тамбове, Баку и других городах. В них входят одиночки-любители, квалифицированные специалисты этого дела: техники, теоретики, научные работники – в небольшом количестве, а в основной массе — «художники»- фотографы. По своему социальному положению — это служащие, иногда профессионалы — владельцы фотографий. Общества эти представляют собой, как правило, замкнутые касты, варящиеся в собственном соку. В своей общественной фотографической деятельности и в своих устремлениях они стоят далеко от современной общественно-политической деятельности, стоят на точке зрения «искусство для искусства» и видят основной прогресс фотографии в блестящей технике и форме, подражая в этой форме станковой картине. Происшедшие сдвиги, появление и рост массового рабочего фотолюбительства коснулись этих обществ очень мало. Положение в 1929 году рисуется в следующем виде.

    В большинстве — члены этих обществ продолжают заниматься производством старой нейтральной (по существу буржуазной) тематики: работой над лирическим пейзажем, над портретом, жанровыми задачами, применением разных позитивных процессов в фотографии (бромойль, гумми, и др.), поисками формальных достижений — техникой ради техники. В Тамбове и Харькове фотографические общества, приспособляясь к новой обстановке, стали на иной путь. Общества эти вступили в социалистическое соревнование, ставят своей задачей помощь и руководство фотокружкам, добиваются, чтобы члены их перешли на современную советскую тематику в своих работах.

    Ты — не советский фотограф, если не отдаешь все свои фотознания и все свое фотоискусство делу пропаганды пятилетки, социалистического соревнования, коллективизации; если с аппаратом в руках не участвуешь в социалистическом строительстве и классовой борьбе.»

    Фотография из моей коллекции. Начало ХХ века.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #697
    Ответить Ответить

  14. Сказали спасибо: viklik, Паркер и Ясмина
  15. В статье Устинова данные (мягко говоря) не очень. В этом доме Карл Енкен открыл фотографию.
    #698
    Ответить Ответить

  16. Сказали спасибо: Ромил
  17. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    бекиш, спасибо за уточнение.
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #699
    Ответить Ответить

  18. Аватар для Ромил
    Хвостбалагановка.
    Сообщений
    17,928
    Благодарностей: 14660
    Венское фотографическое ателье, Рига, Мюленштрассе 92 угол Мариенштрассе. Владелец Давид Боярский-Шлейфер.

    Сведений нет.

    Фотография из моей коллекции. Начало ХХ века.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #700
    Ответить Ответить

  19. Сказали спасибо: Паркер и Ясмина
Страница 70 из 75 ПерваяПервая ... 68 69 70 71 72 ... ПоследняяПоследняя