Страница 6 из 8 ПерваяПервая ... 4 5 6 7 8 ПоследняяПоследняя
Показано с 51 по 60 из 71
  1. Голод, не обязательно молодых. Этот вариант чаще стали использовать после 1914 года. Встречаются паспарту и вообще без подписи, с одним рисунком.
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #51
    Ответить Ответить

  2. Аватар для Голод
    Советский Союз
    Сообщений
    3,410
    Благодарностей: 399
    Цитата Сообщение от Ромил Посмотреть сообщение
    Голод, не обязательно молодых. Этот вариант чаще стали использовать после 1914 года. Встречаются паспарту и вообще без подписи, с одним рисунком.
    Ромил, я по своему прадеду сужу. До 1910 года он на чужой бумаге делал отпечатки и ставил штемпель в овал, а с 1910 у него уже полностью своя появилась.

    И, мне кажется, но я могу ошибаться, что "паспарту" - это рамка для фото, а вот эти изображения с информацией на обороте по-другому называются. Сейчас не могу вспомнить. Надо переписку с коллекционерами поднимать.

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	vkJYew_jS34.jpg 
Просмотров:	8 
Размер:	79.3 Кб 
ID:	34286Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	B_XbyFWxtVk.jpg 
Просмотров:	7 
Размер:	57.0 Кб 
ID:	34287
    #52
    Ответить Ответить

  3. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  4. Новая подборка паспарту старинных фотографий.

    http://www.ostashkov.ru/foto/album-24274/

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #53
    Ответить Ответить

  5. Сказали спасибо: Edward, viklik, Голод, Паркер и Ясмина
  6. Попалась интересная статья о фотовыставках в дореволюционной России. Рассказ в двух частях. Мне понравилось.
    http://goodcoins.su/antic/foto/foto1.htm
    http://goodcoins.su/antic/foto/foto2.htm
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #54
    Ответить Ответить

  7. Сказали спасибо: Edward, Паркер и Ясмина
  8. Аватар для Edward
    Житель соседней деревни
    Сообщений
    7,332
    Благодарностей: 5862
    Ромил, спс большое - очень интересная статья. Какая была бурная фотографическая жизнь..)
    До Селигера осталось...
    #55
    Ответить Ответить

  9. Сказали спасибо: Ромил
  10. Седьмой альбом с обратными сторонами фотографий.

    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #56
    Ответить Ответить

  11. Сказали спасибо: Edward, Ikra, Паркер и Ясмина
  12. Аватар для Ikra
    Москва
    Сообщений
    38,891
    Благодарностей: 18205
    Ромил, из того, что ты писал в другой теме про фотографов и их фотографические заведения, поняла еще такую интересную вещь: владельцы фотографий очень дорожили своим именем, репутацией заведения, и часто хотели, чтобы перейдя в другие руки, фотоателье носило "марку" прежнего владельца.


    Видимо, лицензии тогда на фотографическое дело просто так не выдавались, их надо было заслужить, и постоянно оправдывать делом.
    Я отвечаю за то, что говорю, но не отвечаю за то, что вы слышите...
    (Оскар Уайльд)
    #57
    Ответить Ответить

  13. Сказали спасибо: Ромил
  14. Ikra, с Каминским вообще отдельная история, ему не разрешили использовать на обратной стороне фотографии государственный герб, в связи с тем, что «звания даются не фирме, а лицам владеющим фирмой и сохраняются лишь на то время, пока работы для Высочайшего Двора действительно выполняются»
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #58
    Ответить Ответить

  15. Сказали спасибо: Ikra
  16. Попалась интересная статья о фотографических мастерских. Не могу удержаться, приведу из неё отрывок.

    В конце 90 годов XIX века в нашем городе работал известный фотограф Моисей Соломонович Наппельбаум. В своей книге «От ремесла к искусству» Государственное издательство «Искусство», М. 1958г. он рассказывает о развитии фотоискусства в России и упоминает о своей работе в городе Козлове. Я думаю, что будет всем интересно узнать об этом: «Я начал свой путь в 1884 году и застал фотографию в ранней стадии её развития. Но к тому времени, когда я начал заниматься фотоделом, фотографические мастерские превратились в коммерческие учреждения… Среди первых русских фотографов были ученые, художники живописцы (Крамской, Деньер, Карелин и др.). На смену им стали приходить люди необразованные, малокультурные, ищущие, главным образом, относительно легкой наживы… Мне было 14 лет, когда моя мать отвела меня в фотографию, чтобы отдать в ученики…. Итак, смущенный, я переступил вместе с матерью порог фотографии Боретти. Мы вошли в приемную, просто и строго обставленную: в углу письменный стол, посредине комнаты – гипсовая фигура Мицкевича. На стенах фотографии. Снимки в большинстве – бюстовые, меньше в рост. Все очень просто скомпонованные, но малоинтересные по освещению. То была эпоха коллодионного процесса, состав эмульсии позволял хорошо передавать тонкие линии. Фотоснимки того времени чрезвычайно изящны и проработаны в тенях, но почти всегда суховаты по освещению, особенно портреты. Это объясняется отчасти низкой светочувствительностью пластинок, отчасти общепринятым стилем того времени, сохранившимся от эпохи дагерротипа, и в какой то мере неискушенностью самого фотографа. Некоторые фотографии в приемной Боретти были в овальных, покрытых черным лаком рамочках. В рамочку вложено тонкое паспарту, белое с золотым ободком. Другие в таких же черных рамках, но квадратных, с наугольниками. Внутри тоже тонкое паспарту с закругленными углами. Встречались рамки, покрытые серебряной муаровой бумагой, с выдавленными золотыми наугольниками. Это были рамки, когда-то употреблявшиеся для старинных гравюр. Посередине стены висел портрет мужчины, почти квадратный, выделявшийся по тем временам своим большим размером. Он был напечатан прямо с негатива (контактно), так как процесс увеличения тогда еще почти не практиковался. Портреты на стенах были, по-видимому, работами недавнего прошлого. На столе заказов лежали новые снимки различных размеров: «миньон», «визитные», «кабинетные», «макарт», «будуарные», более смелые по композиции и освещению, с различными фонами… Первое, что мне бросилось в глаза в павильоне, - это железные подставки, напоминающие орудия средневековых пыток. Впрочем, это были всего только безобидные «копфгалтеры» - головодержатели. Головодержатель – тяжелая чугунная подставка в человеческий рост, на верхнем конце которой прикреплена вилка, как у парикмахерского кресла. В такую вилку снимающийся упирался головой, чтобы не двигаться, так как выдержки при съемке были весьма продолжительными. Нужно было вплотную пододвигать подставки к голове снимающегося и устанавливать так, чтобы они не были заметны на снимке… Еще один предмет обратил на себя мое внимание – стоящий в стороне огромного размера фотоаппарат, так называемая камера. Камера была так велика, что внутри её мог бы улечься человек. А возле неё на полу стоял большой объектив, вполне соответствовавший своим размером камере. Объектив был неимоверно тяжел, поэтому для сохранения в целости передней части камеры он вставлялся в неё лишь тогда, когда производили съемку, а в остальное время стоял на полу. Круглый, блиставший желтизной меди, объектив был похож на небольшой самовар. Камера-фотоаппарат для съемки групп и портретов была размером 50х60 см… В павильоне я заметил много фонов-полотен с нарисованными салонами, летними и зимними пейзажами. Негативы, снятые на «зимнем» фоне, опрыскивались тушью, которая должна была изображать снег… Кроме фонов к обстановке павильона относилась мебель. Стояло обитое плюшем кресло, изогнутое в форме вопросительного знака. Такое кресло имелось почти во всех фотографиях. На нем снимались дамы стоя на коленях, опершись локтями на спинку, в позе, подчеркивающей линии талии и турнюра, который тогда еще носили. Затем стояли столики с резьбой, деревянная скамейка, раскрашенная под мрамор. В каждой приличной фотографии обязательно стояла балюстрада из папье-маше, прислонившись к которой снимался заказчик. Часто встречались камни, деревья из папье-маше….Кроме павильона существовало еще одно помещение – темная комната, лаборатория, где происходили все «таинства» - изготовление и проявление пластинок. Тогда еще фотографам приходилось самим делать пластинки кустарным способом. На особом станке стекло будущей пластинки тщательнейшим образом очищалось от малейшего пятнышка или пылинки. Затем стекло обливалось тонким слоем коллодия и погружалось в так называемую серебряную ванну (в раствор содержащий серебро), после чего нужно было спешить сделать съемку на мокрой пластинке, пока она не высохла. Затем негатив проявляли и закрепляли в соответствующих растворах с цианистым калием или гипосульфитом… Из лаборатории был ход в копировальную, то есть в комнату для печати. Что меня удивило здесь – это всевозможные штампы и приспособления для обрезывания и монтировки фотоснимков… Иерархическая лестница фотоученичества того времени была следующая: первая ступень – копировщик, то, кто печатал карточки, затем ретушер и, наконец, главное лицо – фотограф… Три года ученичества прошли (1887 г.), и вот я уже мастер на жаловании, но вместе с тем я чувствую, как мало знаю, как многому надо научиться. Но где и кого? Ни одной книжки, ни одного учебного заведения… Единственное средство – ехать в Москву: там корифеи, у них работать, у них учиться… По дороге в Москву мне удалось устроиться помощником к одному из смоленских фотографов (Поссе). В Смоленске я впервые столкнулся с процессом увеличения, правда, тогда еще весьма примитивным. Увеличительный аппарат был приспособлен для работы дневным светом: конденсор собирал солнечные лучи, и изображение проецировалось на обычную альбуминную бумагу, причем увеличение экспонировалось в течение трех и более часов, затем портрет вирировался обычным для этой бумаги способом. Фотограф должен был откладывать все свои увеличения на весну и лето… Я поехал в Москву учиться, искать свои «университеты»… Положение мое было затруднительным. Должности ретушера и копировщика легче было получит, но я искал работы фотографа. В конце концов я поступил к Конарскому в качестве помощника фотографа… Оставаться в Москве долгое время без прописки было неразумно, да кстати, мне сообщили, что в Козлове нужен фотограф. Я снова пустился в странствия. Козлов, Одесса, Евпатория, Вильно, Варшава, города Америки... Куда только не бросала меня судьба! В те годы, на рубеже XX века фотография уже завоевала положение «изящного искусства». Но на деле ее эстетика, ее изобразительные средства все еще имели мало общего с подлинным искусством. Основным требованием фотографии была внешняя красивость, а для нее я не находил материала в Козлове. И я перебрался в Одессу».
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #59
    Ответить Ответить

  17. Сказали спасибо: Edward
  18. Повтор
    Ушёл. Возможно что куда-нибудь вернусь.
    #60
    Ответить Ответить

Страница 6 из 8 ПерваяПервая ... 4 5 6 7 8 ПоследняяПоследняя