Показано с 1 по 2 из 2
  1. Фото Музей флоры и фауны недалеко от Сургута

    решила выложить побольше фотографий - очень интересный музей!



    Ссылка на альбом: Музей флоры и фауны недалеко от Сургута
    #1
    Ответить Ответить

  2. Музей фауны и флоры основан в 1988 году Ядрошниковым Александром Павловичем, жителем д. Русскинская Сургутского района, энтузиастом, увлеченным природой, историей края и традиционной культурой хантов.Ежегодно музей посещают более 10 тыс. экскурсантов из России, ближнего и дальнего зарубежья.

    Зал № 1. Природа Сургутского Приобья.
    Зал № 2. Традиционная культура тром-аганских хантов.
    «Хантыйское стойбище» под открытым небом.

    Здесь можно увидеть ток глухарей, хитрую рысь и хищную росомаху, полярного волка, нападающего на северного оленя, медведя, ломающего человека в неравной схватке, орлана-белохвоста, уносящего олененка. Пушные звери, рыбы и рыбоядные, хищники, олени и лоси, перелетные птицы, боровая дичь смогли «ужиться» в одном музейном зале.

    Волки, медведи, олени, бурундуки, белки, соболя, тетерева, лоси, кедровки, филины, совы – все местные обитатели. За исключением козы да кабана. Десять лет назад один из хантов обнаружил в лесу диковинного зверя. Понятное дело, сразу его пристрелил и притащил к директору музея. Тот изумился – кабан! Вызвали зоолога из института – изучать, каким образом в здешних лесах поселились кабаны. Истина оказалась неожиданной. Зверя с Большой земли привёз начальник буровой ещё кабанчиком. Тот вырос, сделал подкоп и сбежал.

    И ни одно животное не было убито по заказу музея. Медведя, например, разбудили нефтяники, он стал шатуном, пришлось его застрелить.

    А оленёнка схватил орлан-белохвост,. Хант застрелил птицу. Оленёнок упал с высоты и разбился.С тех пор стоит бедолага посередине композиции, вытаращив свои малюсенькие стеклянные глазёнки. Орлан-белохвост сидит рядом.

    Орлан – первое чучело, которое сделал Александр Ядрошников. У самого Александра Павловича, чей портрет украшает основанный им музей, нет фаланг пальцев на обеих руках. И при этом он активно трудится в полную силу, занимается хозяйством, рыбачит.

    А вот знаменитый экспонат - перед медведем лежит круглый коврик. Становишься туда и фотографируешься. Меня долго уговаривали встать спиной к этому монстру. Помня детство с его приезжими чешскими "луна-парками", где чудища в пещерах оживали и хватали туристов - я долго не соглашалась. А когда меня фотографировали, чуть не грохнулась в обморок от страха, что это чудовище сейчас меня схватит.

    В коллекции около 3 тыс. экспонатов, в том числе интереснейших этнографических. Вот, например, берестяной короб с приподнятым верхом для головы -детская люлька.

    Изделия из бересты у обских угров считаются полезными для здоровья, нередко служа оберегами от дурного глаза. Прежде чем уложить ребенка в люльку, его очень туго пеленают, и не только для того, чтобы ручки и ножки были сомкнуты ровно. Повесив короб в лесу на дерево, мать-охотница не должна волноваться, что дитя может выпасть.

    Дно колыбели новорожденного покрывают сочные березовые стружки и высушенный болотный мох-сфагнум. Они выполняют ту же функцию, что и магазинные памперсы, но двухслойная гигроскопическая подстилка, которую в незапамятные времена придумали ханты, вряд ли уступает современным одноразовым подгузникам. Во всяком случае, по такому критерию, как запах. Говорят, что хантыйские младенцы благоухают, как розанчики...

    Вообще, стружка березы, сосны или веток рябины благодаря ее высоким дезинфицирующим свойствам по сей день незаменима в личной гигиене жителей отдаленных стойбищ. Ее используют в качестве полотенец, салфеток, туалетной бумаги. Широк диапазон применения и нежного болотного мха. В "критические дни" женщины-ханты доверяют ему больше, чем разрекламированным прокладкам.

    Как в каждой христианской семье есть иконы, так и семьи хантов-язычников не могут обойтись без головы медведя, через него они общаются со своим верховным богом. Если среди близких родственников никто не убивал косолапого, ханты мастерят деревянного идола. Медвежья голова всегда считалась роскошным подарком. Пятнадцать лет назад жители деревни Русскинская преподнесли такой подарок музею. Теперь место, связанное с культурой коренного малочисленного народа, находится под защитой и покровительством бога Нуми-Торума.
    Думая так, аборигены проторили дорожку в музей в надежде, что здесь-то их просьбы послать здоровья членам семьи дойдут до адресата быстрее.


    Как происходит "лечебно-консультативный" процесс? Рядом с головой медведя, лежащей в "жертвенной позе" и повязанной платком, накрывается столик. Туда кладут мелкие деньги и конфеты -очень важно задобрить божка. Потом мужчина становится напротив священной головы и очень долго разговаривает с ней. Женщина в этот момент исполняет ритуальный танец. Обязательна сцена "отречения", когда глава семьи клянется медведю, что он не виновен в его смерти.

    Лишь под занавес обряда задается конкретный вопрос, ради получения ответа на который, собственно, все и затеяно. Он может касаться прогноза болезни, скрутившей близкого родственника, даты выздоровления, да чего угодно! .. Как только вопрос прозвучит, женщина должна приподнять голову медведя. Если "царь сибирской тайги" соглашается, голова становится легкой, если нет – ее и на миллиметр нельзя оторвать.

    /описание обряда взяла из разных печатных источников/

    Женские платки с квадратным лоскутком, пришитым сзади, говорят о том, что хантыйки стараются уберечь себя от сглаза. Когда хантыйская женщина собирается замуж, она получает в подарок от своего жениха платок. Отныне она должна будет прятать лицо от старших родственников мужа, чтобы не ослепнуть.

    И я в первый раз в жизни увидела лыжи ИЗ МЕХА!

    Ну вот. А за стенами музея находились постройки.Традиционные жилища, лабазы для хранения продуктов и одежды, глинобитную печь, загон для оленей можно увидеть в музейном этнографическом комплексе под открытым небом.

    Исторически ханты не жили ни в деревнях, ни в посёлках. Каждая семья существовала обособленно на своих родовых угодьях, тянущихся иногда на сотню километров.


    В 90-е годы хантам разрешили возвращаться в свои родовые угодья. Сегодня их квартиры в Русскинской почти весь год стоят пустыми. Иногда возле посёлка приземляется вертолёт. Это нефтяники привозят семью хантов, решившую навестить детей в интернате, оформить бумаги или купить что-нибудь в магазине.
    Те, у кого родовые имения расположены поближе, приезжают на санях. Только вместо оленей в сани впрягают «Буран». Эти снегоходы нефтяники дарят хантам в обмен на право разрабатывать нефть на родовых землях. Через три года меняют старый «Буран» на новый.

    Есть мнение, что «белые» люди споили хантов. Что, выпив спиртного, ханты тут же теряют голову. На самом деле ни один хант в посёлке головы не потерял. Не пропил квартиру и уж тем более не продал родовые угодья.
    Летом жители Русскинской и других посёлков Сургутского района ходят в резиновых сапогах – если надеть ботинки, песка начерпаешь. Кроме сосен и ягеля, другой естественной растительности в здешних краях не имеется. Она и представляет всю музейную флору.

    И есть недостроенная церковь. Говорят, её привезли сюда по частям и теперь собирают.Вид завораживает. Есть что-то пронзительно щемящее в этой неброской, но полной такого величия и притягательности северной красоте, от которой невозможно оторвать глаз...
    #2
    Ответить Ответить